загрузка...

История жизни Орфея

 

История жизни самого Орфея так затемнена и запутана легендами, что нет возможности узнать о нем ничего определенного. Согласно распространенной традиции считается, что он был фракийцем и принес в Грецию мистерии, в которых учили более строгой системе религиозных воззрений. Он также, как утверждают, путешествовал в Египет; но, поскольку египтяне доказывали, что все иноземцы получили свои знания от них, и в то же время все иноземцы, попадавшие в эту страну, предавались смерти или обращались в рабство, это утверждение может быть оспорено, как и многие другие того же рода. Египтяне, разумеется, не могли преподать Орфею знания о множественности миров и об истинном облике Солнечной системы, которые, по-видимому, были фундаментальными принципами его философии и религии. Не мог он и получить эти знания от какого-либо народа, о котором сохранились хоть какие-то сведения; поскольку мы не знаем ни одного народа, чьи знания продвинулись бы так далеко, чтобы принять истину, столь далекую от непосредственной очевидности, что была отвергнута всеми школами греческой философии, за исключением пифагорейцев, которые скорее почитали ее как догмат веры, нежели понимали как открытие в науке. Фракия, безусловно, в некую отдаленную эпоху была населена цивилизованным народом; поскольку, когда Филипп Македонский открыл в этой стране золотые прииски, он обнаружил, что некогда их разработку уже вели, тратя на это немало труда и изобретательности, люди, весьма сведущие в механике, о которых до наших дней не дошло никаких воспоминаний. Именно из их среды, возможно, происходил Орфей, так же как и Фамира. Произведения обоих, по словам Платона, можно было прочесть в его время.
Свет — его необходимый и первичный атрибут, равно вечный с ним и вместе с ним порожденный из косной материи необходимостью. Поэтому греки всегда наделяли свет чистотой и святостью. Он зовется Отцом Ночи, поскольку, притягивая свет к себе и становясь источником, который распространяет его по миру, порождает ночь, называемую вечнорожденной, потому что существует вечно, хотя и смешана до неотличимости с общей массой материи. Он, как говорят, пронизывает мир взмахами своих крыльев, неся чистый свет; и потому именуется блистающим, царственным Приапом, а также самосветящимся. Обращает на себя внимание, что слово Пргптсод, впоследствии ставшее именем второстепенного божества, здесь используется как титул, связанный с одним из его атрибутов; причины этого я попытаюсь впоследствии объяснить. Ему метафорически присвоены крылья, как символы стремительности и инкубации, то есть высиживания; с помощью первого свойства он пронзает материю, а с помощью второго оплодотворяет яйцо Хаоса. Яйцо это несли в процессии при праздновании мистерий, поскольку, как утверждает Плутарх, оно являлось сырьем для порождения, содержащим семена и зародыши жизни и движения, не обладая в действительности ни тем ни другим. По этой причине оно было подходящим символом Хаоса, содержащего семена и строительный материал всех вещей, которые, однако, были бесплодны и бесполезны, пока Творец не оплодотворил их через инкубацию Своего жизненного духа и не освободил их от пут косной материи усилием Своей Божественной мощи. Именно инкубация жизненного духа изображена на колониальных медалях Тира с изображением змеи, обвившейся вокруг яйца (см. илл. XXI, рис. 1); поскольку змея, обладая властью сбрасывать кожу и очевидным образом возрождаться, стала символом энергии и жизненной силы и, как таковая, всегда служит спутником мифологических божеств, которые ведают здоровьем. Также отмечается, что животные змеиного рода более живучи, чем любые другие, за исключением полипа, который иногда изображается на греческих медалях, возможно, как их замена. Я своими глазами видел, как сердце гадюки продолжало биться много минут после того, как было извлечено из тела, и даже возобновило пульсации после того, как, остыв, было увлажнено теплой водой и к нему прикоснулись стимулом.
Творец, Своей Божественной силой высвобождающий оплодотворенное семя вещей из пут косной материи, представлен на бесчисленных греческих медалях в виде тура, или дикого быка, бодающего Яйцо
Хаоса и протыкающего его своими рогами (см. илл. IV, рис. 1). По правде говоря, ни на одной из тех медалей, которые мне довелось видеть, вместе с быком не было изображено само яйцо; но мистер д'Анкарвилль привез образцы из других стран, где господствовала та же система верований, и они, как и общее сходство с греческой теологией, подтверждают, что яйцо на изображениях должно подразумеваться и что поза быка не может иметь иного смысла.
Я буду также иметь возможность впоследствии на примере других образцов показать, что обычай, согласно которому на этих мистических памятниках древности часть должна представлять собой целое, не является чем-то исключительным. Именно благодаря этому увенчанному рогами символу власти божества подобные рога изображались на портретах царей, дабы показать, что их власть происходит свыше и никакая земная власть с ней не сравнится. Люди Нового времени, однако, изменили значение этого символа и придали ему смысл, который вряд ли поможет отыскать истинное его происхождение, — хотя я часто подозреваю, что проницательность тех ученых джентльменов, которые сделали британские древности предметом своих трудолюбивых изысканий, никогда не обращалась в эту сторону. В настоящее время он, безусловно, никоим образом не является признаком ни достоинства, ни власти; даже предположить невозможно, что те, кому этот символ приписывается, особенно выделялись своей порождающей или творящей силой. Однако это тема чересчур важна для того, чтобы обсуждать ее в отступлении; а потому я оставлю ее тем ученым собирателям древностей, которые столь себя прославили, и людям, заслужившим уважение благодаря успешным исследованиям обычаев того же рода. Их неутомимому прилежанию и совершенному мастерству я искренне ее вверяю; замечу только, что столь современное восприятие этого символа восходит к далекой древности, поскольку упоминается как общеизвестное  в «Онейрокритике» Артемидора; и что оно не ограничено ныне одной Британией, но распространено на большей части христианского мира, так же как древнее восприятие его некогда господствовало на большей части всего мира, даже среди народов, от религии которых произошло само христианство; ибо оборот речи «рога такого-то возвысятся» естественно звучит в Ветхом Завете, означая, что некто обретет власть или превосходство; и когда Моисей спустился с Горы Синайской, осененный духом Господним, его голова увенчалась рогами.

История жизни самого Орфея так затемнена и запутана легендами, что нет возможности узнать о нем ничего определенного. Согласно распространенной традиции считается, что он был фракийцем и принес в Грецию мистерии, в которых учили более строгой системе религиозных воззрений. Он также, как утверждают, путешествовал в Египет; но, поскольку египтяне доказывали, что все иноземцы получили свои знания от них, и в то же время все иноземцы, попадавшие в эту страну, предавались смерти или обращались в рабство, это утверждение может быть оспорено, как и многие другие того же рода. Египтяне, разумеется, не могли преподать Орфею знания о множественности миров и об истинном облике Солнечной системы, которые, по-видимому, были фундаментальными принципами его философии и религии. Не мог он и получить эти знания от какого-либо народа, о котором сохранились хоть какие-то сведения; поскольку мы не знаем ни одного народа, чьи знания продвинулись бы так далеко, чтобы принять истину, столь далекую от непосредственной очевидности, что была отвергнута всеми школами греческой философии, за исключением пифагорейцев, которые скорее почитали ее как догмат веры, нежели понимали как открытие в науке. Фракия, безусловно, в некую отдаленную эпоху была населена цивилизованным народом; поскольку, когда Филипп Македонский открыл в этой стране золотые прииски, он обнаружил, что некогда их разработку уже вели, тратя на это немало труда и изобретательности, люди, весьма сведущие в механике, о которых до наших дней не дошло никаких воспоминаний. Именно из их среды, возможно, происходил Орфей, так же как и Фамира. Произведения обоих, по словам Платона, можно было прочесть в его время.

Свет — его необходимый и первичный атрибут, равно вечный с ним и вместе с ним порожденный из косной материи необходимостью. Поэтому греки всегда наделяли свет чистотой и святостью. Он зовется Отцом Ночи, поскольку, притягивая свет к себе и становясь источником, который распространяет его по миру, порождает ночь, называемую вечнорожденной, потому что существует вечно, хотя и смешана до неотличимости с общей массой материи. Он, как говорят, пронизывает мир взмахами своих крыльев, неся чистый свет; и потому именуется блистающим, царственным Приапом, а также самосветящимся. Обращает на себя внимание, что слово Пргптсод, впоследствии ставшее именем второстепенного божества, здесь используется как титул, связанный с одним из его атрибутов; причины этого я попытаюсь впоследствии объяснить. Ему метафорически присвоены крылья, как символы стремительности и инкубации, то есть высиживания; с помощью первого свойства он пронзает материю, а с помощью второго оплодотворяет яйцо Хаоса. Яйцо это несли в процессии при праздновании мистерий, поскольку, как утверждает Плутарх, оно являлось сырьем для порождения, содержащим семена и зародыши жизни и движения, не обладая в действительности ни тем ни другим. По этой причине оно было подходящим символом Хаоса, содержащего семена и строительный материал всех вещей, которые, однако, были бесплодны и бесполезны, пока Творец не оплодотворил их через инкубацию Своего жизненного духа и не освободил их от пут косной материи усилием Своей Божественной мощи. Именно инкубация жизненного духа изображена на колониальных медалях Тира с изображением змеи, обвившейся вокруг яйца (см. илл. XXI, рис. 1); поскольку змея, обладая властью сбрасывать кожу и очевидным образом возрождаться, стала символом энергии и жизненной силы и, как таковая, всегда служит спутником мифологических божеств, которые ведают здоровьем. Также отмечается, что животные змеиного рода более живучи, чем любые другие, за исключением полипа, который иногда изображается на греческих медалях, возможно, как их замена. Я своими глазами видел, как сердце гадюки продолжало биться много минут после того, как было извлечено из тела, и даже возобновило пульсации после того, как, остыв, было увлажнено теплой водой и к нему прикоснулись стимулом.

Творец, Своей Божественной силой высвобождающий оплодотворенное семя вещей из пут косной материи, представлен на бесчисленных греческих медалях в виде тура, или дикого быка, бодающего Яйцо

 

Хаоса и протыкающего его своими рогами (см. илл. IV, рис. 1). По правде говоря, ни на одной из тех медалей, которые мне довелось видеть, вместе с быком не было изображено само яйцо; но мистер д'Анкарвилль привез образцы из других стран, где господствовала та же система верований, и они, как и общее сходство с греческой теологией, подтверждают, что яйцо на изображениях должно подразумеваться и что поза быка не может иметь иного смысла.

Я буду также иметь возможность впоследствии на примере других образцов показать, что обычай, согласно которому на этих мистических памятниках древности часть должна представлять собой целое, не является чем-то исключительным. Именно благодаря этому увенчанному рогами символу власти божества подобные рога изображались на портретах царей, дабы показать, что их власть происходит свыше и никакая земная власть с ней не сравнится. Люди Нового времени, однако, изменили значение этого символа и придали ему смысл, который вряд ли поможет отыскать истинное его происхождение, — хотя я часто подозреваю, что проницательность тех ученых джентльменов, которые сделали британские древности предметом своих трудолюбивых изысканий, никогда не обращалась в эту сторону. В настоящее время он, безусловно, никоим образом не является признаком ни достоинства, ни власти; даже предположить невозможно, что те, кому этот символ приписывается, особенно выделялись своей порождающей или творящей силой. Однако это тема чересчур важна для того, чтобы обсуждать ее в отступлении; а потому я оставлю ее тем ученым собирателям древностей, которые столь себя прославили, и людям, заслужившим уважение благодаря успешным исследованиям обычаев того же рода. Их неутомимому прилежанию и совершенному мастерству я искренне ее вверяю; замечу только, что столь современное восприятие этого символа восходит к далекой древности, поскольку упоминается как общеизвестное  в «Онейрокритике» Артемидора; и что оно не ограничено ныне одной Британией, но распространено на большей части христианского мира, так же как древнее восприятие его некогда господствовало на большей части всего мира, даже среди народов, от религии которых произошло само христианство; ибо оборот речи «рога такого-то возвысятся» естественно звучит в Ветхом Завете, означая, что некто обретет власть или превосходство; и когда Моисей спустился с Горы Синайской, осененный духом Господним, его голова увенчалась рогами.

Источник: http://sunny-woman.com.ua

 

 

Последние материалы

Популярное

Поиск от Google
О женщине
«Красивая женщина – рай для глаз, ад для души и чистилище для кармана»

Французский писатель Бернар Фонтенель
Увидели опечатку?
Выделите текст и нажмите Shift+Enter.
И мы в ближайшее время ее исправим!
Случайная новость

В последнее время на рынке строительных материалов появляется все больше новинок. Одной из интересных предложений является  палубная (террасная) доска в Украине. Террасной доской очень удобно оформить оригинальные дорожки в вашем саду, покрытие вокруг бассейна, пол на открытой веранде, дорожки вдоль водоемов. Террасную доску называют декинг. Дорожки, пол или помосты получаются очень прочными, ну и долговечными, так как технология изготовления изделий предусмотрена из древесно-полимерного композита, для ее изготовления используется специальное оборудование.

Подробнее ...