загрузка...

О ИНТЕРЕСНОМ КУЛЬТЕ ПИРАПА - часть 6

 

 

На самом деле греки, по-видимому, не чувствовали особого ужаса или отвращения перед имитацией этой сцены, что бы ни посчитал должным сказать историк при виде действительно исполненного торжественного акта. Несколько образчиков их скульптуры такого рода избежали ярости реформаторов и остались для наставления потомкам. Одна из них, найденная среди руин Геркуланума и хранящаяся вдали от глаз публики в Королевском музее Портичи, хорошо известна. Другая находится в коллекции мистера Таунли и, по моему убеждению, заслуживает, чтобы с нее сделали гравюру для пользы науки (см. илл. VII). Можно заметить, что в этих памятниках животное исполняет пассивную, а не активную роль и что образ человека представлен воплощенным в Божественном, вместо того чтобы божеству быть воплощенным в человеческом облике: но здесь на самом деле нет разницы; ведь Творец, обладая обоими полами, представляется равно в любом. В другом случае, когда символом является бык, пол точно так же варьируется; на греческих медалях изображен иногда бык, а иногда корова', которая, по утверждению Страбона, в египетском Мемфисе использовалась в качестве символа Венеры, пассивного порождающего начала. Как быку, так и корове до настоящего времени также поклонялись индусы, как символам мужского и женского, то есть порождающей и питающей мощи божества. Корова присутствует почти во всех их пагодах; но быка почитают с большими торжественностью и благоговением. В Танжере существует памятник, воздвигнутый в его честь, который даже непреклонное упорство и вошедшее в привычку усердие туземцев этой страны вряд ли помогли бы создать без более высоких, чем у них, познаний в практической механике. Это статуя лежащего быка, с великой точностью высеченная из цельной глыбы твердого гранита, которая была переправлена по суше на расстояние в сотню миль, хотя ее вес, в его теперешнем уменьшенном виде, должен составлять по крайней мере сотню тонн1. Греки иногда изображали своего Тавробахуса, или быка с человеческим лицом, чтобы воплотить в нем оба пола, что обозначалось инициалом эпитета Aicpvnc;, помещённым в основании изображения.
Над ним часто помещали многолучевую звездочку-астериск, представляющую солнце, что знаменовало божество, атрибут которого он собой выражал3. Это может объяснить нам то, почему германцев, по словам Цезаря, поклонявшихся солнцу, вторгшихся в места расположения римских доминионов под предводительством Мария, сопровождала медная статуя быка — идола божества; и даже избранный народ, делая для себя нечестивое изображение Бога, который должен был провести их через пустыню, придал ему облик молодого быка, или тельца.
Греки, по мере совершенствования своего изобразительного искусства, постепенно перешли от животных форм к человеческим, сохраняя при этом некоторые первоначальные черты. Сначала на теле быка появилась человеческая голова1; но впоследствии вся фигура становилась человеческой, при этом в ней присутствовали некоторые особенности и общий характерный вид животного. Очень часто, однако, эти «комбинированные» фигуры имели некий особый смысл, как это можно видеть на примере бронзовой статуэтки из Ватикана; и задумывалось это отнюдь не в качестве простой игры воображения. Таковыми были фавны и сатиры, которые представляли собой эманации Творца, воплощенные в человеческом облике, действуя как Его посланники и слуги, помогающие Ему в деле всемирного оплодотворения. Совокупляясь с козами, они символизируют взаимовоплощение человека и божества в смешении с универсальной материей: поскольку божество, обладая в равной степени мужскими и женскими качествами, являлось как активным, так и пассивным элементом в процессе порождения; вначале вселяя жизнь в человека, вдохнув в него эманацию собственной сущности, а затем используя эту эманацию для порождения, в соединении с всеобщими производительными силами природы, которые есть не что иное, как его собственный плодоносный дух, коим проникнута материя.
Эти существа двойственной природы ведут свое происхождение от Пана, первоосновы мирового порядка, и наследуют его персонифицированный облик. К Пану обращаются в орфических литаниях как к первородной любви, или творцу, соединившемуся с универсальной материей и тем самым образующему мир. Небо, земля, вода и огонь считаются частями его; и о нем говорят как о начале и источнике всех вещей, как об олицетворенной материи, оживленной Божественным Духом.
Пан Ликейский был самым древним и почитаемым Богом аркадийцев, самого древнего народа Греции. Эпитет Ликиец (Лъкаогд) обычно возводят к Xvkoq — волк; хотя невозможно найти ничего, что бы могло связывать эту этимологию с божествами, к которым она применяется, поскольку эпитет Ликаюд, или Ликеюд (отличающийся лишь произношением, свойственным родным диалектам), время от времени относили почти ко всем богам. По этой причине я не сомневаюсь, что его должно возводить к древнему слову Xvkoq, или Аикл. — свет; именно от него произошло латинское слово lux.
В таком смысле это очень подходящий эпитет для Божественной Природы, чьей сущностью, как предполагается, является свет. Меня утвердило в этой гипотезе одно выражение в «Электре» Софокла, которое, кажется, до сей поры неверно понималось. Но если мы выведем это словообразование из Аъкос, — свет и eKteiveiv — распространяться, вместо Kxeiveiv — убивать, значение будет совершенно простое и естественное; поскольку распространяющий свет — безусловно наиболее подходящий из эпитетов солнца. Софокл, также как и Вергилий, известен как большой любитель древних оборотов речи; подражавший Гомеру более, нежели любой другой поэт Аттики; следовательно, нечего удивляться тому, что он использовал слово, вышедшее из употребления. Если принять эту этимологию за истинную, окажется, что Пан Ликейский в Аркадии — это Пан светоносный; то есть Божественная сущность света, разлитого в мировой материи. Жители Аркадии именовали его, как верно трактует это Макробий tov, Kupiov — властелин материи. Отсюда его имя Сильванус у латинян; Sylvus у древних пеласгов и эолийцев, к языку которых восходит латынь, то же самое, что; поскольку всем, кто внимательно сопоставлял эти два языка, хорошо известно, что сигма и вау — буквы, одна из которых частично, а другая полностью утрачена греками в процессе совершенствования произношения и орфографии, происходившего после переселения колоний латинян и этрусков. Хор в «Аяксе» Софокла обращается к Пану, величая его ' АХтХаукос,, вероятно, потому, что ему поклонялись на берегах моря; вода считалась лучшим и самым плодоносным из низших элементов, воздействуя на который Дух Святой, согласно Моисею, или Творческая Природа, согласно платоникам, производит жизнь и движение на земле. Отсюда следует, что океан, по словам Гомера, есть источник всего сущего; почему при крещении и используют воду, которая должна возродить и в некотором смысле заново сотворить крещеного; поскольку душа, которую многие из первых христиан полагали от природы смертной, после этого, как считалось, становилась бессмертной (см. илл. V, рис. 4). По тому же принципу Пана изображают поливающим водой породительный орган; то есть он укрепляет активную творящую силу плодоносным элементом, на который она воздействует; поскольку вода рассматривалась как сущность пассивного начала, тогда как огонь — активного; один элемент имеет земное происхождение, второй же — небесное.

На самом деле греки, по-видимому, не чувствовали особого ужаса или отвращения перед имитацией этой сцены, что бы ни посчитал должным сказать историк при виде действительно исполненного торжественного акта. Несколько образчиков их скульптуры такого рода избежали ярости реформаторов и остались для наставления потомкам. Одна из них, найденная среди руин Геркуланума и хранящаяся вдали от глаз публики в Королевском музее Портичи, хорошо известна. Другая находится в коллекции мистера Таунли и, по моему убеждению, заслуживает, чтобы с нее сделали гравюру для пользы науки . Можно заметить, что в этих памятниках животное исполняет пассивную, а не активную роль и что образ человека представлен воплощенным в Божественном, вместо того чтобы божеству быть воплощенным в человеческом облике: но здесь на самом деле нет разницы; ведь Творец, обладая обоими полами, представляется равно в любом. В другом случае, когда символом является бык, пол точно так же варьируется; на греческих медалях изображен иногда бык, а иногда корова', которая, по утверждению Страбона, в египетском Мемфисе использовалась в качестве символа Венеры, пассивного порождающего начала. Как быку, так и корове до настоящего времени также поклонялись индусы, как символам мужского и женского, то есть порождающей и питающей мощи божества. Корова присутствует почти во всех их пагодах; но быка почитают с большими торжественностью и благоговением. В Танжере существует памятник, воздвигнутый в его честь, который даже непреклонное упорство и вошедшее в привычку усердие туземцев этой страны вряд ли помогли бы создать без более высоких, чем у них, познаний в практической механике. Это статуя лежащего быка, с великой точностью высеченная из цельной глыбы твердого гранита, которая была переправлена по суше на расстояние в сотню миль, хотя ее вес, в его теперешнем уменьшенном виде, должен составлять по крайней мере сотню тонн1. Греки иногда изображали своего Тавробахуса, или быка с человеческим лицом, чтобы воплотить в нем оба пола, что обозначалось инициалом эпитета Aicpvnc;, помещённым в основании изображения.

Над ним часто помещали многолучевую звездочку-астериск, представляющую солнце, что знаменовало божество, атрибут которого он собой выражал3. Это может объяснить нам то, почему германцев, по словам Цезаря, поклонявшихся солнцу, вторгшихся в места расположения римских доминионов под предводительством Мария, сопровождала медная статуя быка — идола божества; и даже избранный народ, делая для себя нечестивое изображение Бога, который должен был провести их через пустыню, придал ему облик молодого быка, или тельца.

Греки, по мере совершенствования своего изобразительного искусства, постепенно перешли от животных форм к человеческим, сохраняя при этом некоторые первоначальные черты. Сначала на теле быка появилась человеческая голова1; но впоследствии вся фигура становилась человеческой, при этом в ней присутствовали некоторые особенности и общий характерный вид животного. Очень часто, однако, эти «комбинированные» фигуры имели некий особый смысл, как это можно видеть на примере бронзовой статуэтки из Ватикана; и задумывалось это отнюдь не в качестве простой игры воображения. Таковыми были фавны и сатиры, которые представляли собой эманации Творца, воплощенные в человеческом облике, действуя как Его посланники и слуги, помогающие Ему в деле всемирного оплодотворения. Совокупляясь с козами, они символизируют взаимовоплощение человека и божества в смешении с универсальной материей: поскольку божество, обладая в равной степени мужскими и женскими качествами, являлось как активным, так и пассивным элементом в процессе порождения; вначале вселяя жизнь в человека, вдохнув в него эманацию собственной сущности, а затем используя эту эманацию для порождения, в соединении с всеобщими производительными силами природы, которые есть не что иное, как его собственный плодоносный дух, коим проникнута материя.

Эти существа двойственной природы ведут свое происхождение от Пана, первоосновы мирового порядка, и наследуют его персонифицированный облик. К Пану обращаются в орфических литаниях как к первородной любви, или творцу, соединившемуся с универсальной материей и тем самым образующему мир. Небо, земля, вода и огонь считаются частями его; и о нем говорят как о начале и источнике всех вещей, как об олицетворенной материи, оживленной Божественным Духом.

 

Пан Ликейский был самым древним и почитаемым Богом аркадийцев, самого древнего народа Греции. Эпитет Ликиец (Лъкаогд) обычно возводят к Xvkoq — волк; хотя невозможно найти ничего, что бы могло связывать эту этимологию с божествами, к которым она применяется, поскольку эпитет Ликаюд, или Ликеюд (отличающийся лишь произношением, свойственным родным диалектам), время от времени относили почти ко всем богам. По этой причине я не сомневаюсь, что его должно возводить к древнему слову Xvkoq, или Аикл. — свет; именно от него произошло латинское слово lux.

В таком смысле это очень подходящий эпитет для Божественной Природы, чьей сущностью, как предполагается, является свет. Меня утвердило в этой гипотезе одно выражение в «Электре» Софокла, которое, кажется, до сей поры неверно понималось. Но если мы выведем это словообразование из Аъкос, — свет и eKteiveiv — распространяться, вместо Kxeiveiv — убивать, значение будет совершенно простое и естественное; поскольку распространяющий свет — безусловно наиболее подходящий из эпитетов солнца. Софокл, также как и Вергилий, известен как большой любитель древних оборотов речи; подражавший Гомеру более, нежели любой другой поэт Аттики; следовательно, нечего удивляться тому, что он использовал слово, вышедшее из употребления. Если принять эту этимологию за истинную, окажется, что Пан Ликейский в Аркадии — это Пан светоносный; то есть Божественная сущность света, разлитого в мировой материи. Жители Аркадии именовали его, как верно трактует это Макробий tov, Kupiov — властелин материи. Отсюда его имя Сильванус у латинян; Sylvus у древних пеласгов и эолийцев, к языку которых восходит латынь, то же самое, что; поскольку всем, кто внимательно сопоставлял эти два языка, хорошо известно, что сигма и вау — буквы, одна из которых частично, а другая полностью утрачена греками в процессе совершенствования произношения и орфографии, происходившего после переселения колоний латинян и этрусков. Хор в «Аяксе» Софокла обращается к Пану, величая его ' АХтХаукос,, вероятно, потому, что ему поклонялись на берегах моря; вода считалась лучшим и самым плодоносным из низших элементов, воздействуя на который Дух Святой, согласно Моисею, или Творческая Природа, согласно платоникам, производит жизнь и движение на земле. Отсюда следует, что океан, по словам Гомера, есть источник всего сущего; почему при крещении и используют воду, которая должна возродить и в некотором смысле заново сотворить крещеного; поскольку душа, которую многие из первых христиан полагали от природы смертной, после этого, как считалось, становилась бессмертной. По тому же принципу Пана изображают поливающим водой породительный орган; то есть он укрепляет активную творящую силу плодоносным элементом, на который она воздействует; поскольку вода рассматривалась как сущность пассивного начала, тогда как огонь — активного; один элемент имеет земное происхождение, второй же — небесное.

 

Вас интересуют кровельные материалы и все прочее связанное с строительством крыш и прочего? Тогда вы по адресу! Так как портал наших друзей может предоставить вам массу полезной информации.

Источник: http://sunny-woman.com.ua/

 

 

Последние материалы

Популярное

Поиск от Google
О женщине
"Только мужчина с омраченным сексуальным желанием разумом мог назвать прекрасным полом эти низкорослые, узкоплечие, широкобедрые создания с короткими ногами ."

Философ пессимизма Артур Шопенгауер
Увидели опечатку?
Выделите текст и нажмите Shift+Enter.
И мы в ближайшее время ее исправим!
Случайная новость

Выбор верхней одежды для малыша – сложная задача, с которой сталкиваются молодые родители. Как понять, будет ли ребенку удобно и комфортно? На что обратить внимание при покупке? Попробуем разобраться в этом непростом вопросе.

Как выбрать демисезонный комбинезон

Перед покупкой демисезонного комбинезона для карапуза учитывайте следующее.

  • Модель изделия. Малышам до полугода подойдет комбинезон в виде мешка с рукавами. Однако, когда кроха немного подрастет, такое изделие может стать неудобным. Поэтому лучше приобрести практичный комбинезон-трансформер, который поначалу будет использоваться как конверт, а позже – в качестве комбинезона. Деткам 6-9 месяцев лучше приобрести сдельный комбинезон, а детям постарше можно покупать костюмы-комбинезоны, состоящие из куртки и штанов на бретелях.
  • Возраст малыша. Не следует покупать комбинезон «на вырост»: вы можете просто не угадать с размером, и придется снова тратиться на покупку.
  • Материал верха. Верхняя ткань для грудничков может быть любой, тогда как для активных малышей следует отдать предпочтение непромокаемой плащевой ткани. Отличный вариант – мембранная ткань.
  • Наполнитель. Многие производители используют при пошиве верхней одежды современные инновационные утеплители, например, PolyTex. Они легкие, гипоаллергенные, обеспечивают циркуляцию воздуха: малышу будет тепло, но не жарко при более теплой погоде.
  • Материал подкладки. Для младенцев желательно выбирать конверты и комбинезоны с подкладкой из натуральных материалов: хлопок, овчина. Однако помните, что шерсть может вызвать аллергию, поэтому производители в качестве подкладки часто используют флис – синтетическое гипоаллергенное полотно.
  • Фурнитура должна быть прочной, удобной, надежной и безопасной. Так, чтобы не травмировать подбородок малыша, верхняя часть молнии должна прикрываться загнутым краем ткани.
  • Просмотрите рукава и штанины: они должны иметь внутри ветрозащитные манжеты или гетры, либо заканчиваться утягивающей резинкой. Обратите внимание на наличие пояса и карманов, в которые можно положить платок, перчатки. Капюшоны должны иметь резинку для стягивания, чтобы защитить лицо малыша от ветра или дождя.

Качественные демисезонные комбинезоны своим маленьким клиентам предлагает ТМ «Модный карапуз».

Где купить демисезонный комбинезон

ТМ Модный карапуз – это детская одежда высокого качества от отечественного производителя. Одним из направлений производства фабрики «Модный карапуз» является пошив верхней зимней и демисезонной одежды для детей: курток, комбинезонов, полукомбинезонов, конвертов для младенцев. Модельный ряд продукции постоянно расширяется и модернизируется, а оптимальное соотношение цены и качества радует наших клиентов вот уже более 10-ти лет!

Для пошива изделий используются качественные гипоаллергенные ткани и надежная фурнитура известных мировых производителей. Безопасность детской одежды подтверждена соответствующими документами Министерства охраны здоровья и Государственного центра сертификации и контроля качества выпускаемой продукции.

Приобретая демисезонные комбинезоны ТМ Модный карапуз, вы будете уверены в качестве изделия и в комфорте вашего малыша!