загрузка...

О ИНТЕРЕСНОМ КУЛЬТЕ ПИРАПА - часть 7

 

 

Поэтому святой Иоанн Креститель, который, должно быть, получил некоторые знания о древней теологии через ее возродителей, иудейских эклектиков, говорит: «Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня... Он будет крестить вас Духом Святым и огнем»: то есть я только очищаю и освежаю душу через причащение земному началу жизни; но тот, кто грядет после меня, возродит и преобразует ее через причащение небесному началу. К Пану же обращаются в Хоре Саламина в той же трагедии Софокла, называя его создателем и распорядителем танца богов, так как он является творцом и распорядителем вселенских процессов, символами коих являются эти божественные танцы, о которых в том же эпизоде говорят, что он сам себе их преподал. Сюда входят и кносские, и нисские танцы; первые посвящены Юпитеру, а вторые Вакху, поскольку Пан, будучи началом вселенского порядка, участвует в природе всех богов. Они были персонификациями отдельных действий великого управляющего всем принципа; а он — персонификацией его всеобщего закона и предустановленной гармонии, с помощью которой управляет Вселенной. Поэтому его часто изображают играющим на флейте, так как музыка является естественным символом этой физической гармонии. Согласно Плутарху, Юпитер Аммон африканцев был тем же самым, что и Пан греков. Это объясняет, почему македонские цари заявляли права на рога этого бога; ведь Александр объявил себя его сыном, и, хотя его наследники никогда не претендовали на подобную честь, они все же использовали эти символы, как видно по медалям с изображением последних (см. илл. IV, рис. 4).
Дело в том, что Пан, или Аммон, являет собой Вселенную, а Юпитер — титул Высшего Божества (как будет показано впоследствии), и рога, эмблема его власта, казались самым подходящим символом этого высшего и универсального владычества, которого они все, подобно Александру, честолюбиво домогались. Фигуре Аммона придавался облик овна, как Пану — козла; причину этого трудно установить, если мы не предположим, что козы не были известны в той стране, где возник его культ, и что овен символизировал тот же самый атрибут1. На гемме из коллекции Чарльза Таунли голова греческого Пана присоединена к голове барана, образуя тело петуха, над головой которого асте-риск солнца, а под ним — голова водяной птицы, приставленная к все тому же телу (см. илл. III, рис. 1). Петух является символом солнца, возможно, в силу того, что возглашает его появление по утрам; а водяная птица — эмблема воды; так что эта композиция,
при всей своей явной причудливости, представляет Вселенную, лежащую между двумя великими плодородными элементами, один из которых является активной, а другой — пассивной причиной всех вещей.

Нужна быстрая доставка блюд? Делайте заявку на ooosoup.ru.

Творец обладает как мужскими, так и женскими качествами; эманации его творящего духа, воздействуя на мировую материю, произвели низших служителей обоих полов и наделили фавнов и сатиров спутницами — нимфами вод, гор и лесов, знаменуя ими пассивные производительные силы, разделенные и распространенные по миру. К тому же роду относятся грации, упоминаемые Павсанием как спутницы Венеры, которая, так же как Церера, Юнона, Диана, Изида и т. д., была всего лишь персонификацией природы, или пассивного производительного начала, действующего различным образом. Апулей заклинал Изиду именами Элевсинской Цереры, Небесной Венеры и Прозерпины; и когда богиня ответила ему, она описала себя следующим образом. «Я, — сказала она, — природа, прародительница всего сущего, повелительница стихий, изначальное порождение времени, самая возвышенная из божеств, первая среди небесных Богов и Богинь, царица теней, неизменная нравом; чьему мановению подвластны сияющие высоты небес, целительные ветра морей и скорбное молчание умерших; единственная Богиня, перед которой весь мир благоговеет, почитая во множестве образов, разными обрядами и под различными именами. Египтяне, искусные в древней учености, поклоняются мне с должными церемониями и называют меня моим истинным именем — Царица Изида».
Согласно верованиям египтян, Изида совокупилась со своим братом Озирисом в чреве их матери; от этого родился Аруэрис, или Орус, Аполлон у греков. Эта аллегория не означает ничего более, как активную и пассивную силы творения, соединившиеся в чреве ночи, куда их поместил неведомый отец, Kpovog, или время; и от их союза произошло разделение или освобождение элементов друг от друга; поскольку имя Аполлона — только титул, восходящий к cctcoAvg) — освобождать.
Одеяние Изиды изображалось разноцветным и уложенным в замысловатые складки, поскольку пассивная, или материальная, сила является в различных формах и различными способами, приспосабливаясь к активной; но одежда Озириса была проста и одного сияющего цвета, что указывало на единство его сущности и универсальность его силы; равной для всего сущего. Сияющий, или пламенный, цвет представлял солнце, которое, пользуясь языком теологов, было субстанцией его священной власти и видимым образом его умопостижимого бытия. В орфических литаниях его называли цепью, что связывает все сущее воедино, поскольку он являлся первопричиной влечения, или притяжения; и освободителем (Яиаюд), поскольку высвобождает внутренние силы природы и тем оплодотворяет материю.
Эти эпитеты отображали не только теологическую, но и физическую систему орфической школы, согласно которой Солнце, расположенное в центре Вселенной, с планетами, вращающимися вокруг, было, благодаря своей притягательной силе, причиной всякого порядка и гармонии в целом. На эту систему намекал Гомер в аллегории золотой цепи, на которой Юпитер подвесил все сущее; хотя есть все основания считать, что сам поэт не ведал о ее значении и лишь передал то, что слышал. Аммониевы платоники переняли ту же систему, основанную на влечении, но заменили Солнце своей метафизической абстракцией, непостижимой гармонией, чьи эманации пронизывают все сущее и удерживают все сущее в единстве.
Помимо фавнов, сатиров и нимф, воплощенных эманации активной и пассивной силы Творца, мы часто встречаем античные изваяния неких андрогинных существ, обладающих половыми органами, свойственными обоим полам, которые, по моему мнению, представляют упорядоченную материю на ее первой ступени; то есть непосредственно после того, как она была высвобождена из хаоса, но прежде того, как она была оживлена через сопричастность эфирной сущности Творца. На прекрасной гемме, принадлежащей Р. Уилбрехему, одна из этих андрогинных фигур представлена спящей, ее производительные органы прикрыты, а под ней лежит разбитое яйцо хаоса.

Поэтому святой Иоанн Креститель, который, должно быть, получил некоторые знания о древней теологии через ее возродителей, иудейских эклектиков, говорит: «Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня... Он будет крестить вас Духом Святым и огнем»: то есть я только очищаю и освежаю душу через причащение земному началу жизни; но тот, кто грядет после меня, возродит и преобразует ее через причащение небесному началу. К Пану же обращаются в Хоре Саламина в той же трагедии Софокла, называя его создателем и распорядителем танца богов, так как он является творцом и распорядителем вселенских процессов, символами коих являются эти божественные танцы, о которых в том же эпизоде говорят, что он сам себе их преподал. Сюда входят и кносские, и нисские танцы; первые посвящены Юпитеру, а вторые Вакху, поскольку Пан, будучи началом вселенского порядка, участвует в природе всех богов. Они были персонификациями отдельных действий великого управляющего всем принципа; а он — персонификацией его всеобщего закона и предустановленной гармонии, с помощью которой управляет Вселенной. Поэтому его часто изображают играющим на флейте, так как музыка является естественным символом этой физической гармонии. Согласно Плутарху, Юпитер Аммон африканцев был тем же самым, что и Пан греков. Это объясняет, почему македонские цари заявляли права на рога этого бога; ведь Александр объявил себя его сыном, и, хотя его наследники никогда не претендовали на подобную честь, они все же использовали эти символы, как видно по медалям с изображением последних .

Дело в том, что Пан, или Аммон, являет собой Вселенную, а Юпитер — титул Высшего Божества (как будет показано впоследствии), и рога, эмблема его власта, казались самым подходящим символом этого высшего и универсального владычества, которого они все, подобно Александру, честолюбиво домогались. Фигуре Аммона придавался облик овна, как Пану — козла; причину этого трудно установить, если мы не предположим, что козы не были известны в той стране, где возник его культ, и что овен символизировал тот же самый атрибут1. На гемме из коллекции Чарльза Таунли голова греческого Пана присоединена к голове барана, образуя тело петуха, над головой которого асте-риск солнца, а под ним — голова водяной птицы, приставленная к все тому же телу . Петух является символом солнца, возможно, в силу того, что возглашает его появление по утрам; а водяная птица — эмблема воды; так что эта композиция,

при всей своей явной причудливости, представляет Вселенную, лежащую между двумя великими плодородными элементами, один из которых является активной, а другой — пассивной причиной всех вещей.

Творец обладает как мужскими, так и женскими качествами; эманации его творящего духа, воздействуя на мировую материю, произвели низших служителей обоих полов и наделили фавнов и сатиров спутницами — нимфами вод, гор и лесов, знаменуя ими пассивные производительные силы, разделенные и распространенные по миру. К тому же роду относятся грации, упоминаемые Павсанием как спутницы Венеры, которая, так же как Церера, Юнона, Диана, Изида и т. д., была всего лишь персонификацией природы, или пассивного производительного начала, действующего различным образом. Апулей заклинал Изиду именами Элевсинской Цереры, Небесной Венеры и Прозерпины; и когда богиня ответила ему, она описала себя следующим образом. «Я, — сказала она, — природа, прародительница всего сущего, повелительница стихий, изначальное порождение времени, самая возвышенная из божеств, первая среди небесных Богов и Богинь, царица теней, неизменная нравом; чьему мановению подвластны сияющие высоты небес, целительные ветра морей и скорбное молчание умерших; единственная Богиня, перед которой весь мир благоговеет, почитая во множестве образов, разными обрядами и под различными именами. Египтяне, искусные в древней учености, поклоняются мне с должными церемониями и называют меня моим истинным именем — Царица Изида».

Согласно верованиям египтян, Изида совокупилась со своим братом Озирисом в чреве их матери; от этого родился Аруэрис, или Орус, Аполлон у греков. Эта аллегория не означает ничего более, как активную и пассивную силы творения, соединившиеся в чреве ночи, куда их поместил неведомый отец, Kpovog, или время; и от их союза произошло разделение или освобождение элементов друг от друга; поскольку имя Аполлона — только титул, восходящий к cctcoAvg) — освобождать.

 

Одеяние Изиды изображалось разноцветным и уложенным в замысловатые складки, поскольку пассивная, или материальная, сила является в различных формах и различными способами, приспосабливаясь к активной; но одежда Озириса была проста и одного сияющего цвета, что указывало на единство его сущности и универсальность его силы; равной для всего сущего. Сияющий, или пламенный, цвет представлял солнце, которое, пользуясь языком теологов, было субстанцией его священной власти и видимым образом его умопостижимого бытия. В орфических литаниях его называли цепью, что связывает все сущее воедино, поскольку он являлся первопричиной влечения, или притяжения; и освободителем (Яиаюд), поскольку высвобождает внутренние силы природы и тем оплодотворяет материю.

Эти эпитеты отображали не только теологическую, но и физическую систему орфической школы, согласно которой Солнце, расположенное в центре Вселенной, с планетами, вращающимися вокруг, было, благодаря своей притягательной силе, причиной всякого порядка и гармонии в целом. На эту систему намекал Гомер в аллегории золотой цепи, на которой Юпитер подвесил все сущее; хотя есть все основания считать, что сам поэт не ведал о ее значении и лишь передал то, что слышал. Аммониевы платоники переняли ту же систему, основанную на влечении, но заменили Солнце своей метафизической абстракцией, непостижимой гармонией, чьи эманации пронизывают все сущее и удерживают все сущее в единстве.

Помимо фавнов, сатиров и нимф, воплощенных эманации активной и пассивной силы Творца, мы часто встречаем античные изваяния неких андрогинных существ, обладающих половыми органами, свойственными обоим полам, которые, по моему мнению, представляют упорядоченную материю на ее первой ступени; то есть непосредственно после того, как она была высвобождена из хаоса, но прежде того, как она была оживлена через сопричастность эфирной сущности Творца. На прекрасной гемме, принадлежащей Р. Уилбрехему, одна из этих андрогинных фигур представлена спящей, ее производительные органы прикрыты, а под ней лежит разбитое яйцо хаоса.

Источник: http://sunny-woman.com.ua

 

 

Последние материалы

Популярное

Поиск от Google
О женщине
«Красивая женщина – рай для глаз, ад для души и чистилище для кармана»

Французский писатель Бернар Фонтенель
Увидели опечатку?
Выделите текст и нажмите Shift+Enter.
И мы в ближайшее время ее исправим!
Случайная новость

В последнее время на рынке строительных материалов появляется все больше новинок. Одной из интересных предложений является  палубная (террасная) доска в Украине. Террасной доской очень удобно оформить оригинальные дорожки в вашем саду, покрытие вокруг бассейна, пол на открытой веранде, дорожки вдоль водоемов. Террасную доску называют декинг. Дорожки, пол или помосты получаются очень прочными, ну и долговечными, так как технология изготовления изделий предусмотрена из древесно-полимерного композита, для ее изготовления используется специальное оборудование.

Подробнее ...