загрузка...

Древние обряды

B1CaD0C8CdD8CeD2 2011-09-16 11:18

В прошлом веке действие происходило так: четыре или пять человек одного пола хватали жертву другого пола за руки и за ноги и таким способом поднимали ее или его, и это действие сопровождалось, во всяком случае со стороны мужчин, немалой непристойностью. Женщины обычно ожидали маленького денежного пожертвования от мужчин, которых они поднимали. Еще ранее, во времена богослова Дурандуса, то есть в XIII столетии, в эти два дня бытовал еще более странный обычай. Дурандус утверждает, что во многих странах в пасхальный понедельник было заведено, чтобы жены били своих мужей, и что во вторник мужья били своих жен. Бранд в своих «Народных древностях» сообщает, что в его время в городе Дарем существовал обычай, согласно которому мужчины в первый день отнимали у женщин обувь, которую те обязаны были выкупать, а во второй день женщины проделывали то же самое с мужчинами.

В средневековой поэзии и романах месяц май был прославлен более всех прочих, поскольку он посвящен Любви, которая наполняет всю природу и призывает род человеческий разделить всеобщее наслаждение. Поэтому почти все народы отмечали его наступление празднествами, на которых в различной форме отдавалась дань производительным силам Природы. Римляне приветствовали наступление мая своими флоралиями, уже описанным нами праздником, отличавшимся крайней безнравственностью; и не может быть сомнений в том, что у наших тевтонских прародителей имелся собственный праздник того же свойства, отмечаемый в то же время года, и было это задолго до того, как они свели знакомство с римлянами. Все же большинство средневековых праздников 1 мая, особенно на юге, по-видимому, берут начало именно от вышеупомянутых римских флоралий. Как и во время флоралий, о начале праздника извещали звуки рогов, которые раздавались в ночь, предшествующую празднику, и, как только наступала полночь, молодые люди обоих полов направлялись парами в лес собирать ветви и делать гирлянды, с которыми они должны были вернуться ровно на рассвете, чтобы украсить ими двери своих жилищ. В Англии главной отличительной приметой этого дня было майское дерево. Это самое майское дерево представляло собой ствол высокого молодого деревца, которое срубалось ради этого случая, раскрашивалось в разные цвета, и веселая процессия, перед которой играли менестрели, влекла его на зеленую поляну, или на открытое пространство посреди селения, где его обычно и устанавливали. Там его украшали гирляндами и цветами, дамы и девицы танцевали вокруг него, и народ не отказывал себе во всевозможных разгульных удовольствиях. Все это хорошо описал пуританский автор времен правления королевы Елизаветы — Филип Стаббс. Согласно его словам, «по наступлении Мая»... «каждый приход, каждый город и селение собирались все вместе, равно мужчины, женщины и дети, старцы и юноши, равно все без различия; и либо сойдясь все вместе, либо разделившись на некоторое число, они разбредались по лесам и рощам, холмам и горам. Там они проводили всю ночь в приятных увеселениях, и к утру они возвращались, неся с собой березовые венки и ветви деревьев для украшения собраний... Но радостнейшей драгоценностью, кою с великим почитанием приносили домой, был майский шест. У них было двадцать или сорок пар запряженных быков, и каждый бык украшен был свежими букетами цветов, укрепленными на концах рогов, и эти быки влекли к дому сей майский шест, который был покрыт цветами и травами, обвязан лентами с верхушки и до самого низа, а иногда раскрашен в многообразные цвета, и две или три сотни мужчин, женщин и детей следовали за ним, являя великое рвение. И затем они воздвигали его, повязав платки и флаги, и устилали соломой землю вокруг, привязывали к шесту зеленые ветви, устанавливали шесты, растягивали гирлянды и устраивали легкие беседки. А затем приступали к пиршеству и празднованию, скакали и плясали вокруг него, как язычники делали в честь своих идолов, по той причине, что это совершенное подражание, а скорее так оно и есть».

Пуритане неколебимо верили, что майский шест — истинное проявление язычества; и они, без сомнения, правы. Разумно предположить, что в некий период, когда именно — не представляется возможным установить достоверно, майский шест занял место фаллоса. Ритуалы, сопровождавшие воздвижение этих двух предметов, совпадали до мелочей. Та же разгульная процессия римских празднеств, описанная выше, влекла фаллос в центр города или деревни, где его точно так же увивали гирляндами, и поклонение носило тот же характер. Мы можем добавить также, что оба праздника сопровождались одинаковым распутством. «Я слышал достоверные рассказы, — говорит пуританин Стаббс, — от людей весьма серьезных и достопочтенных, что из сорока, шестидесяти или ста девиц, уходящих в лес в эту ночь, едва ли третья часть возвращалась домой нетронутыми».

День обыкновенно завершался кострами. Они представляли собой «огонь нужды», который был тесно связан с древними приапическими ритуалами. Сам огонь являлся объектом поклонения, как наиболее могущественная из стихий; но предполагалось, что он, передаваясь от одного вещества к другому, теряет свою чистоту и сакральные качества, и адепты на этих торжественных собраниях стремились вызвать его в первозданном и чистейшем облике. Это делалось быстрым трением двух кусков дерева друг о друга, сопровождавшимся суеверными ритуалами; считалось, что чистый элемент огня пребывает в дереве, и таким образом его извлекают на свет; и потому он именовался «огнем нужды» (need-fire, в древнегерманском not-feur, в англосаксонском neod-fyr), что буквально означало вынужденный огонь, то есть огонь, который силой принудили появиться. Прежде чем начать таким образом процесс извлечения огня из дерева, было необходимо, чтобы все огни, до этого горевшие в селении, были потушены. Впоследствии их заново зажигали от костра, который возгорался от «огня нужды». Из этого суеверия выросла целая система — в большинстве случаев во время народных праздников разжигались костры, и те костры, что отмечают день Порохового заговора, — всего лишь частное приложение всеобщей традиции к одному из множества событий. Суеверие, связанное с «огнем нужды», ведет свое начало с древнейших времен; оно существовало равным образом как у прагерманцев, так и в Древней Греции. В старинных капитуляриях франкских императоров Карловингской династии оно было запрещено. Всеобщий характер этого суеверия подтверждается тем, что оно все еще существует в горных районах Шотландии, особенно в Кейтнессе, где этот обычай принят в качестве защиты для скота, буде на него нападет какая-нибудь болезнь, которую горцы приписывают колдовству. Именно с древнейших времен ведется традиция заставлять скот, и даже детей, проходить через need-fire, чтобы обеспечить их защиту на всю оставшуюся жизнь. «Огонь нужды» зажигали на Пасху, на праздник 1 мая, и особенно в день летнего солнцестояния, в канун Дня святого Иоанна Крестителя, или середины лета.

 

Если вы заботитесь о своем здоровье, то обратите свое внимание на Ингалятор дельфин. Это преспособление подарит хорошее самчувствие вам и вашим родным.

Источник: http://sunny-woman.com.ua/

 

Последние материалы

Популярное

Поиск от Google
О женщине
«Думать как мужчина, вести себя как леди, пахать как лошадь»

Женская формула успеха
Увидели опечатку?
Выделите текст и нажмите Shift+Enter.
И мы в ближайшее время ее исправим!
Случайная новость

В последнее время на рынке строительных материалов появляется все больше новинок. Одной из интересных предложений является  палубная (террасная) доска в Украине. Террасной доской очень удобно оформить оригинальные дорожки в вашем саду, покрытие вокруг бассейна, пол на открытой веранде, дорожки вдоль водоемов. Террасную доску называют декинг. Дорожки, пол или помосты получаются очень прочными, ну и долговечными, так как технология изготовления изделий предусмотрена из древесно-полимерного композита, для ее изготовления используется специальное оборудование.

Подробнее ...