загрузка...

Секты древнего мира

В течение XI столетия в Италии появились сектанты, называющие себя патаренами — Patarini, Paterini или Patrini, — что, как говорят, произошло от старого квартала Милана под названием Патариа, в котором они устраивали свои первые собрания. Их современник англичанин Уолтер Мейпс дает нам единственное в своем роде свидетельство о Paterini (патаренах) и тайных церемониях секты. Некоторые отступники, принадлежащие к этой ереси, говорит он, рассказывали, что в первую стражу ночи они встречались в своих синагогах, тщательно запирали двери и окна и ждали в молчании, когда черный кот необыкновенной величины спустится к ним по канату, и как скоро они увидят это странное животное, то гасят огни и начинают бормотать сквозь зубы свои гимны, вместо того чтобы распевать их, и пробираются на ощупь к предмету своего поклонения, и целуют его, сообразно своему смирению или гордыне, некоторые в лапы, некоторые под хвостом, а другие — в гениталии, после чего каждый хватает ближайшего человека противоположного пола и вступает с ним в плотское соитие, что продолжается так долго, как он только способен. Их вожди учили их, что верх милосердия — это «сделать или дозволить в этом отношении все, чего только брат или сестра могут пожелать или попросить», и потому, утверждает Мейпс, они называются патарены {Paterini, от patien-do — терпение). Другие авторы предполагают иное происхождение этого названия, но приведенное выше считается самым распространенным. Различные секты или братства, существовавшие в Италии и на юге Франции, в самом деле обычно принимали для себя названия по названиям селений, в которых они располагались или имели центры. Таким образом, те, кто обитал в Баньоле, в департаменте Гард на юге Франции, именовались латинскими авторами баньоленцами (Bagnolenses); те же авторы дали имя конкорденсы, или конкорецценцы (Concordenses, Concorezenses) еретикам из Конкордии, что в Ломбардии; и, наконец, город Альби, ныне столица департамента Тарн, дал свое имя секте альбигенцев, или альбигойцев, самой многочисленной из всех, которая распространилась по всему югу Франции. Экзальтированный богач из Лиона по имени Валь-до, живший в XII веке, который скопил свое богатство торговлей, продал свое имущество и разделил деньги среди бедных, а затем стал главой секты, которая приняла нищету в качестве одного из своих догматов и получила по имени своего основателя назвайие вальденсы (Waldenses или Vaudois). Из-за того, что они исповедовали добровольную нищету, о них иногда говорили как о Pauperes de Lugduno — лионских нищих. Современники считали вальденсов бедными невежественными людьми; однако их вероучение распространилось далеко за пределы этой части Франции, достигнув долин Швейцарии, и они стали так знамениты, что наконец почти всех средневековых еретиков стали зачислять в одну категорию, где главенствовали вальденсы. Другая секта, обычно упоминавшаяся наряду с вальденсами, именовалась катарами. Новатиане, секта, отколовшаяся от церкви в III столетии, также приняла имя катары, притязая на исключительную чистоту (кабарог), но нет причин полагать, будто эта древняя секта возродилась в катарах позднего периода или даже что эти два слова означали одно и то же. Имя последней секты часто произносилось как Gazari, Gazeri, Ga3ari и Chazari; и, поскольку они были по большей части германской сектой, предполагается, что оно ведет происхождение от немецких слов Ketzer и Ketzerie, которые стали ообщепринятыми немецкими обозначениями еретика и ереси. Геншениус предполагал, что это имя восходит к немецкому Katze или Ketze — кот, с намеком на то, что они сходятся по ночам, будто коты или привидения; или же кот мог быть намеком на мнение, согласно которому на своих тайных сборищах они поклонялись этому животному. Эта секта, должно быть, была весьма невежественной и суеверной, если истинно то, что сообщают некоторые старинные авторы: будто бы они верили, что солнце было демоном, а луна женщиной по имени Ева (Heva) и что эти двое каждый месяц вступали в сексуальную связь. Подобно другим еретическим сектам, эти катары (Cathari) были обвинены в потворстве противоестественным порокам, и немецкие слова Ketzerie и Ketzer в конечном счете стали обозначать содомию и содомита, равно как и «ересь» и «еретика».

Вальденсы в целом, если относить сюда все секты, которые люди связывали с этим названием, включая также более ранних болгар и павликиан, обвинялись в том, что устраивали тайные собрания, на которых, как утверждалось, дьявол появлялся перед ними в облике козла, которому они поклонялись, целуя его in апо, после чего предавались беспорядочным сексуальным связям. Некоторые верили, что их переносили на эти встречи сверхъестественные силы. Английский летописец Ральф де Коггешел поведал удивительную историю о способах перемещения в пространстве, которые подвластны были этим еретикам. Во французском городе Реймс, во времена Людовика Святого, красивая молодая женщина, обвиненная в ереси, предстала перед архиепископом, в чьем присутствии она признала свои убеждения и созналась, что переняла их от некоей старой женщины из того же города. Эта старуха была затем арестована, осуждена как неисправимая еретичка и приговорена к сожжению заживо. Когда приготовились возвести ее на костер, она внезапно повернулась к судьям и спросила: «Вы думаете, что способны сжечь меня в огне? Меня не заботит ни он, ни вы!» — и, взяв клубок ниток, она швырнула его в большое окно, рядом с которым стояла, держа в руках конец нити, и воскликнула: «Прими это!» («Recipe!»). В одно мгновение на глазах всех, кто был там, старая женщина вознеслась над землей и, следуя за клубком ниток, была унесена по воздуху неведомо куда; и прислужники архиепископа сожгли вместо нее молодую женщину. В большинстве ранних сект этого рода, так же как и в более древнем язычестве, от которого те произошли, существовала вера в то, что те, кто полностью посвящен в самые тайные мистерии, наделяются силами и способностями превыше всего, что могут обычные люди. В списке прегрешений вальденсов, перепечатанном в Reliquiae Antiquse с английской рукописи, перечисляется среди прочего, что они собирались, дабы предаться свальному греху, согласуясь с извращенными догматами, которым были привержены; чтр в некоторых краях дьявол являлся им в виде кота и что каждый целовал у него под хвостом; и что в других краях они добирались до места встречи, оседлав посох, смазанный некой мазью, и переправлялись туда в единое мгновение.

Эти секты с их тайными и непристойными обрядами на самом деле снискали наибольшую поддержку у тех народов, что разговаривали на диалектах, восходящих к латинскому языку, и таким образом мы естественно приходим к мысли — поскольку факт сохранения латинского языка есть сам по себе доказательство большого влияния римского элемента в данном обществе, — что от этого влияния тайные ритуалы, по-видимому, главным образом и произошли. В связи с этой темой можно вспомнить любопытное обстоятельство: широко распространенные ругательства и восклицания у народов, разговаривающих на языках, ведущих свое начало от римлян, почти все состоят именно из названий предметов фаллического культа, в противоположность обычаям тевтонских племен — грубые ругательства народа, говорящего на новолатинских диалектах, неприличны, тогда как те, что свойственны германскому племени, нечестивы. Мы заметили, что женщины Антверпена, пусть они разговаривают и не на языке римлян, тем не менее испытывают сильное римское влияние, взывая к своему духу Терсу. Когда испанец раздражается или внезапно выходит из себя, он восклицает «Carajo!» (так именуется мужской половой член) или «Cojones!» (тестикулы). Итальянец в подобных обстоятельствах употребляет восклицание «Cazzo!» (половой член). Француз обращается к действию — «Foutre!». Женский половой орган — coco по-испански, соппо по-итальянски и con по-французски — упоминался и упоминается чаще как выражение оскорбительное; то же касается и упоминания тестикул — couillons по-французски. Те, кто имел в былые дни опыт путешествия в дилижансе, вспомнит, что кучер, если лошади бежали недостаточно быстро, обыкновенно обращался к передней лошади с такими словами: «Va, done, vieux соп» Мы не встречаем такого употребления этих слов в германских языках, за исключением, возможно, немецкого «Potz!» и «Potztausend!» и их английского эквивалента «Рох!» — который к сегодняшнему времени совершенно вышел из употребления. Светское общество Елизаветинской эпохи сделало попытку ввести в литературу итальянское cazzo в форме catso, а также французское foutre в форме foutra, но эти попытки были просто претенциозной данью моменту и так мало соответствовали нашему национальному образу мысли, что вскоре забылись.

 

Кстати, если вы ищете красивое и качественное постельное болье, то тут вы сможете найти постельное белье Ария. Это постельное белье высокого качества и по приемлимой цене. Лучший подарок для вас и ваших близких!

Источник: http://sunny-woman.com.ua

 

 

Последние материалы

Популярное

Поиск от Google
О женщине
«Рецепт у сексуальности простой: не надо в сексе быть разнообразной, блистать умом, тем паче красотой, достаточно казаться безотказной, любить мужчин всех возрастов и рас, не глядя им ни в кошельки, ни в лица, не надо имитировать оргазм - ты можешь вообще не шевелиться. Пусть будет на тебе облезлый лак и перекись, конечно, водорода, все остальное, девочки - пустяк! Ведь главное не внешность, а порода – хоть все века манящая мужчин сквозь мантию, вуаль и кринолин»

Киевская поэтесса Евгения Чуприна
Увидели опечатку?
Выделите текст и нажмите Shift+Enter.
И мы в ближайшее время ее исправим!
Случайная новость

В последнее время на рынке строительных материалов появляется все больше новинок. Одной из интересных предложений является  палубная (террасная) доска в Украине. Террасной доской очень удобно оформить оригинальные дорожки в вашем саду, покрытие вокруг бассейна, пол на открытой веранде, дорожки вдоль водоемов. Террасную доску называют декинг. Дорожки, пол или помосты получаются очень прочными, ну и долговечными, так как технология изготовления изделий предусмотрена из древесно-полимерного композита, для ее изготовления используется специальное оборудование.

Подробнее ...